Поездка на Алтай

С ребятами пошли мы в горы,

Гуляли там довольно долго…

В итоге все остались живы

И доказали, мы – мужчины!

В 2000 году ездили мы с Мухой на Алтай. Муха — это кобель немецкой овчарки, чтобы вы понимали. Поездка получилась наполненной сильными и разнообразными впечатлениями, так что решил рассказать о ней.

Алтай

В школьные годы я довольно серьезно гонялся на гоночных лыжах и, кроме того, люблю нашу русскую природу, зиму, активный отдых. Поэтому когда я узнал о возможности поехать на горный Алтай в лыжный поход, ухватился за эту идею и остановить меня уже было сложно 🙂 Поехал я туда через турбазу «Манжерок», расположенную в очень красивом месте на берегу реки Катунь. Эти места – родина Василия Шукшина и Михаила Евдокимова. А еще есть старая песня про Манжерок в исполнении Эдиты Пьехи. Там есть такой куплет: «Ну а если ты, Дружок, не приедешь в Манжерок… все преграды обойдя, песенка найдет тебя» — звучит почти угрожающе 🙂 Так вот, турбаза набирала группу для похода, а также отвечала за оснащение снаряжением, подготовку провизии и предоставляла гида, который собственно должен был вести группу по маршруту. Все это меня полностью устраивало, т.к. опыта лыжных походов по горам я не имел никакого. Маршрут был рассчитан на 11 дней, спать мы должны были в специальной палатке с печкой, а также в охотничьих домиках встречающихся по пути. Я постарался заранее выяснить, насколько реально взять в такой поход собаку. Ребята с турбазы сами не имели такого опыта, но пообщавшись с охотниками выяснили, что есть 2 основные опасности: 1 – ледяная корка образующаяся в определенных условиях, о которую собаки буквально могут резать лапы и 2 – намерзание ледышек между пальцев, выгрызая которые собака может до крови повредить лапу, поэтому надо самому регулярно проверять состояние лап. После похода я бы добавил еще два момента, на которые надо обратить внимание, если кто-то захочет взять собаку в подобный поход. 3 – собака должна быть уже адаптирована к холодным условиям, т.к. во время привалов согреться негде, а Алтайские горы зимой – это не шутки. 4 – крупных собак, имеющих большой вес, лучше не брать в такой поход, т.к. бОльшая часть маршрута проходит по глубокому снегу и тяжелой собаке там действительно очень сложно передвигаться. В любом случае, физическая подготовка собаки должна быть значительно выше среднего. Из всех опасностей актуальным для нас оказался пункт 4. Муха у меня живет на улице, так что морозы переносит спокойно. А перед походом мы в качестве тренинга ежедневно ходили на лыжах, километров 10-20, довольно быстрым темпом, так что физически он был подготовлен хорошо. Но при весе 40 кг передвигаться по глубокому снегу ему было тяжеловато.

Алтай

Это так сказать предыстория. Но начиналось все не совсем гладко. Примерно за неделю до отлета на Алтай Мухтар порезал лапу. Меня это особо не расстроило, т.к. у нас уже был опыт в этой сфере и я даже разработал особую повязку, которая позволяла активно тренироваться через неделю после пореза. Так что собирались мы в обычном режиме. Правда, за несколько дней до отъезда температура на Алтае опустилась до минус 30, а в горах еще холоднее. Но меня морозами не остановишь, это я думаю подтвердят все кто меня знает лично 🙂 И вот день отлета, я весь в предвкушении, концентрация адреналина уже явно начала повышаться… Где-то за полчаса до отъезда в аэропорт пошел прогуляться с Мухой и во время прогулки вдруг увидел следы крови. «Открылась рана», решил я… но придя домой увидел, что это Муха порезал уже вторую лапу 🙁 Но я так просто сдаваться не привык и решил, что по любому надо ехать, а там на месте сориентируюсь как быть. Все-равно до похода еще 2 дня я должен был жить на турбазе и если увижу, что у Мухи из-за лапы проблемы с передвижением, просто уже на месте откажусь от похода.

Летели мы на Алтай шикарно. В то время авиакомпания «Сибирь» еще разрешала провозить крупных собак в салоне, причем без бокса. Это было просто здорово, т.к. во время полета я пару раз обработал Мухе лапы и вообще, когда рядом твоя собака, душа как-то спокойна 🙂 Бортпроводницы провожали нас как почетных гостей, предлагали еду оставшуюся после обеда, желали удачи…

Приехали мы на турбазу. Тут выяснилось несколько интересных моментов. Во-первых, оказалось, что это первый лыжный поход турбазы с целью обкатать маршрут. Ранее они ходили в этих местах только летом. Во-вторых, хотя желающих изначально было около 8 человек, реально из туристов приехал я один. А чтобы взять с собой палатку с печкой надо минимум 6 человек… Поэтому пришлось немного поменять маршрут, с тем чтобы все ночевки у нас попадали на охотничьи домики. Из-за всех этих нюансов сборы растянулись дней на 5. Но мне это было только на руку, за это время у Мухи его раны подзажили. В итоге нас пошло всего 4 человека: я, 2 гида (Ильяс и Андрей), и еще один охотник Володя, которого уговорили присоединиться к нам, его опыт нам пригодился. Ну и конечно, с нами был Муха. Я набрал с собой побольше лекарств, перевязки и в течении всего похода Муху его раны почти не беспокоили. Я делал в день лишь 2 перевязки: утром перед походом и вечером перед сном.

Алтай

За день до похода нас вывезли на машине к подножию горы и там мы переночевали в какой-то избушке. А на следующий день с утра отправились в путь, в горы. В первый день я выложился по полной программе. Рюкзак у меня был нагружен больше всех, в основном за счет Мухиного корма. Ребята-гиды даже запасные брюки не стали брать с собой (тогда я этому сильно удивился, но во время похода понял, насколько каждый килограмм веса создает проблемы во время лыжного похода по глубокому снегу). Также у меня был с собой кофр с фотокамерой, килограмма на три. Когда ребята с турбазы узнали, что я хочу взять его с собой, кажется они посмотрели на меня как на идиота… Но самое главное, я далеко не сразу освоил новую для меня технику передвижения на широких лыжах по глубокому снегу. Первые несколько километров меня по привычке тянуло толкнуться лыжей посильнее, как в лыжных гонках, но это часто приводило к тому, что лыжа проскальзывала резко назад, я терял равновесие и падал в снег. Что такое подняться, когда под тобой несколько метров снега, опоры под руками нет, а на спине тяжеленный рюкзак, сколько при этом тратится сил, словами сложно передать… Весь день мы шли только в гору. Надо было успеть дойти в этот день до охотничьего домика, поэтому никаких привалов не устраивали. У каждого в кармане была горсть кураги и каждый сам решал когда ему нужно остановиться и передохнуть. Я действительно не часто в жизни так выкладывался, хотя за годы занятий лыжными гонками всякое бывало… несколько раз у меня сводило мышцы… Выручило спортивное прошлое, уж что-что, а выкладываться нас научили.

Алтай

На следующий день ребята меня пожалели и немного разгрузили мой рюкзак. Да и вообще, уже через день я адаптировался к новому способу передвижения на лыжах, еды в рюкзаках становилось все меньше и меньше, и все остальные дни я получал уже настоящее удовольствие от самого похода и природы которая меня окружала. Жаль только, что останавливаться для съемки на фотокамеру удавалось не часто, так как потом было сложно догнать ребят, которые за это время могли уйти довольно далеко. Но это все тогда не имело большого значения, мы шли по горам, любовались природой, а вечером разжигали костер, готовили пищу и расслаблялись. Два раза устраивали радиалки — дни отдыха, во время которых оставляли вещи в домике и налегке ездили любоваться близлежащими местами. Второй день отдыха вообще-то не был запланирован. Но очень уж тяжелым получился переход накануне. Мы немного поплутали и вышли к охотничьему домику уже ближе к ночи. Все прилично устали. И вот мы сидим в «Лехиной избушке» (так ее называли ребята-гиды), все уставшие, во время ужина развели немного спирта и выпили горилки которую я привез из дома, и так нам было хорошо… И тут Ильяс произнес: «пусть мне сейчас предложат миллион долларов и скажут идти дальше, я откажусь». Всем эта мысль показалась настолько правильной, она всех так воодушевила, что мы тут же решили на следующий день устроить отдых.

Алтай

Что касается Мухи, он был просто молодцом. На участках где был глубокий снег, ему приходилось значительно сложнее чем нам, так как он фактически погружался в снег по брюхо и перемещался гребя лапами вперед. Зато там, где снег был плотным, или сверху была твердая корка (которая проваливалась под нами, но не под Мухой), ему было намного легче. Интересно, что во время обеденных привалов, когда мы останавливались передохнуть подольше, готовили чай и перекусывали, Муха устраивал себе настоящее лежбище. Он крутился на одном месте около 5-10 минут, разгребая под собой снег лапами и в результате получалась довольно глубокая яма, в которую Муха укладывался и свертывался калачиком. Ни до этого похода, ни после, я за ним такого поведения не замечал. Ребята все его полюбили. Да и сам Муха к концу похода начал нас всех пасти… То есть если в первые 2-3 дня он обычно шел поблизости от меня, то в конце похода он часто курсировал между первым участником нашей группы и последним, как бы проверяя все ли на месте 🙂 В последний день похода, когда мы шли к избушке, от которой нас уже должна была забрать машина, мы вышли на колею проложенную каким-то транспортом и я наконец смог переключиться на привычную для себя технику передвижения, раскатывая почти как на обычных гоночных лыжах. Я так раскатался, что оторвался от наших ребят на несколько километров. При этом Муха бежал в основном со мной, но периодически покидал меня минут на 10-15, возвращаясь назад. Ребята мне потом рассказали, что он в это время прибегал к ним, немного с ними «общался» и затем снова бежал вперед, догоняя меня.

Алтай

Вернувшись на турбазу, я еще около 3-4 дней пожил на ней, все это время мы там отмечали наше успешное возвращение. Очень кстати в это же время на базу заехали студенты из какого-то ВУЗа (в основном студентки :)) и было весело. Домой я возвращался на поезде и было очень приятно и неожиданно когда несколько девчонок, с которыми мы веселились на турбазе, узнав на фирме время отправления поезда, пришли меня провожать. На прощание они подарили мне карту Алтая и фотографию, на обратной стороне которой была такая надпись:

«Желаем чтобы одна из жизненных дорог всегда вела на Манжерок». Мне жаль, что их пожелание пока не исполнилось, но очень надеюсь, что еще удастся это осуществить… Об Алтае и людях там живущих у меня остались самые восторженные воспоминания!

Алтай


Старовойтов Сергей